биография тютчева самое скрытое

Разное

Передача “Свете Тихий” – С. Н. Дурылин ч.1
продолжительность = 0.42 мин.

Передача “Свете Тихий” – С. Н. Дурылин ч.2
продолжительность = 0.42 мин.


ДЕНЬ ПАМЯТИ Сергея Николаевича ДУРЫЛИНА

В Лермонтове поражает НЕЗАВИСИМОСТЬ его творчества от всяких ВНЕШНИХ условий его писательского труда. ПУШКИНУ нужна была осень, нужна была болдинская тишина, михайловское уединение; ГОГОЛЮ нужен был Рим, Италия, нетопленое тепло, ТОЛСТОМУ яснополянская усадьба, кабинет под сводами. Лермонтову НИЧЕГО ЭТОГО НЕ БЫЛО НУЖНО: он писал при всяких условиях, во всякое время года, при людях и в тишине, на юнкерской скамье и на гауптвахте, на светском балу и на походном бивуаке, он писал на золотообрезной бумаге и на стене карцера, в альбоме, подаренной великосветской дамой, и на серой оберточной бумаге. По быстроте, по мгновенности творческого процесса это импровизация, но по способу творческого воплощения это особый вид писательства, характернейший для Лермонтова: писательства не за письменным столом (ему редко приходилось им пользоваться), а писательства ПРИ ВСЯКИХ УСЛОВИЯХ и вне зависимости от условий внешнего бытования и бывания. Этим объясняется способность Лермонтова писать на глазах у людей вещь, невозможная для Пушкина, Гоголя, Толстого, Достоевского…
___________________________________
С.Н. ДУРЫЛИН Как работал Лермонтов

***
Только особое “духовное сродство” с поэтом могло вызвать в Дневнике ДУРЫЛИНА такие неожиданные для ученого и немыслимые для современного лермонтоведения слова: Я не люблю тех, кто Лермонтова не могут любить, я люблю тех, кто любит Лермонтова. Эти слова стали ориентиром и эпиграфом на странице Московского Лермонтовского общества

Выдающийся ученый, крупный искусствовед и литературовед (доктор филологии, профессор ГИТИСА) Дурылин оставил большое научное наследие. В русской классике (золотом веке) он видел истинное духовное сокровище, больше всех любил Лермонтова. Как справедливо заметила биограф ученого В.Н. Торопова, Лермонтов тема всей жизни Дурылина. Лермонтов для Сергея Николаевича вечный возврат к себе, в своё родное, в какую-то сердцевину Теперь Пушкин померк дли меня и младенческий мой Лермонтов мне ближе и нужнее… Тут есть своя Божья логика, признаётся он в письме к Л.Л. Эллису в 1910 году. А находясь в томской ссылке, отмечает в дневнике: я тянусь к Лермонтову, так же баюкает душу его Колыбельная песня…

О ДУРЫЛИНЕ-ЛЕРМОНТОВЕДЕ см. нашу публикацию:
%20%C2%AB%D0%AF%20%D0%9F%D0%A3%D0%A2%D0%9D%D0%98%D0%9A%20%D0%92%20%D0%91%D0%95%D0%97%D0%94%D0%9E%D0%9B%D0%AC%D0%95%20%D0%A0%D0%90%D0%92%D0%9D%D0%98%D0%9D…%C2%BB%20&w=wall-68664163_7132

Будучи доктором филологии и хорошо зная изнутри, как возникают версии, концепции, трактовки, гипотезы, etc…, своих коллег-позитивистов, Дурылин воспринимал с долей иронии, считая, что они смотрят в колодезь в увеличительное стекло, освещают внутренность сруба электрическими фонарями, что-то измеряют, с чем-то сравнивают и ничего не видят… К писателям Серебряного века относился критически (а в 1915 году написал сатирический роман о них Соколий пуп): свистунами называл Бальмонта, Белого, Брюсова, а своих современников Сельвинского, Багрицкого, Антокольского и др. сочинЯтилями, Мандельштама успешным делателем стихов, был строг к поэзии Пастернака, но высоко ценил Марину ЦВЕТАЕВУ, Анну АХМАТОВУ, Сергея ЕСЕНИНА

ДУРЫЛИН был по образованию этнографом и историком, путешествовал по русскому Северу, изучал культуру и быт северных народов, религиозные традиции народного православия. Его работы: “Лик России” , Церковь Невидимого Града. Сказание о граде-Китеже, “Начальник Тишины”, ” Град Софии. Царьград и Святая София в русском народном религиозном сознании” являлись напоминанием в предреволюционные годы его современникам о Святой Руси, но декаденствующая интеллигенция, будучи уже духовно поврежденной, оказалась не способной осмыслить представленные Сергеем Николаевичем архетипы русского религиозного сознания…

Около 10 лет (19221924 и 19271933) Сергей Николаевич провел в ссылках (перед первой ссылкой полгода в тюрьме): в Челябинске, Томске и Киржаче. Арестовали о. Сергия Дурылина 11 июля 1922 г. Его поместили во Внутреннюю тюрьму ГПУ и 27 июля предъявили обвинение в том, что, служа при церкви-часовне Боголюбской занимался скрытой антисоветской агитацией-деятельностью. 8 августа о. Сергия переводят с Лубянки в не менее известную тюрьму во Владимире. 24 октября Секретный отдел ГПУ вынес заключение по делу о. Сергия, гласящее, что при изъятии церковных ценностей, он вместе с попом Давыденко Петром (ныне скрывающимся от суда и следствия), нападал на монахов прислужников указанной часовни за то, что они занесли в опись все имеющиеся ценности, и хотел их выгнать вон, т. к. они вместе с Властями ограбляют храмы. Кроме того, о. Сергий обвинялся в том, что при часовне и у него на квартире часто собирались контрреволюционные элементы, которые занимались здесь распространением антисоветской агитации, поддерживали связь с Патриархом Тихоном. В заключении констатировалось, что все это характеризует его [С. Н. Дурылина], как элемент политически безусловно вредный для Советской Власти

В ссылку Дурылина отправляли этапом. Сын Екатерины (Рины) Нерсесовой Георгий Борисович Ефимов, в то время мальчик, вспоминает разговоры взрослых в семье, как они беспокоились за Сергея Николаевича: Как же он, такой беспомощный, близорукий, почти слепой доедет в теплушке с уголовниками. Узнали место и время отправления, пробрались на запасные пути, передали в окошко припасы на дорогу. А он, близоруко выглядывая в окошко из-под крыши, крестил их. Бог помог, всё обошлось благополучно. Всю дорогу Сергей Николаевич читал своим спутникам наизусть ЛЕРМОНТОВА, и они его в обиду не давали, носили на руках

***
Издание в 2006 г. потаенных дневников С.Н. ДУРЫЛИНА, названных им В СВОЁМ УГЛУ, стало событием в русской литературе и философской мысли, их высоко оценивают и специалисты, и читатели, сравнивая с Опавшими листьями В.В. Розанова и Мыслями Паскаля. Книгу “В своём углу” С. Н. Дурылин писал восемь лет изо дня в день с 1924 по 1932 год в ссылке, сначала в Челябинске и Томске, а потом в Киржаче. В 1944 году автор пересмотрел записи, но ничего из них не изъял, хотя хранить эту рукопись было небезопасно. Сергей Николаевич не предполагал публиковать “В своем углу” он писал для себя. Издание 2006 года напечатано по авторизованной машинописи, хранящейся в мемориальном Доме-музее писателя в Болшеве, но включает приблизительно только третью часть дневниковых записей. Полное издание, надеемся, впереди.

Сергей Николаевич был истинным русским интеллигентом былой России, энциклопедичность познаний и широта его научных интересов изумляла всех, кому довелось с ним общаться. Он был собеседником Л.Н. Толстого и другом последних дней В.В. Розанова, преподавал русскую словесность правнуку Ф.И. Тютчева Кириллу Пигареву, ставшему потом крупным учёным. Великим счастьем и Божьим благословением считаю, что образование Кирилла в руках Сергея Николаевича, который видит все и славит Бога, говорила Екатерина Ивановна Пигарева, урожденная Тютчева.

Что поражает, когда читаешь его дневниковые размышления: несмотря на то, что его труды, его поступки, его убеждения оставили благодарную память в русской культуре, он был чрезвычайно строг к самому себе. Это почти утраченное нами качество русской интеллигенции, которая даже в недостойные годы всеобщего падения сохраняла в душе искру Божью.

ИСТОЧНИКИ:
1. Сергей Дурылин и его время: Исследования. Тексты. Библиография: В 2 кн. и ред. Анны Резниченко. Кн.1. Исследования. М., 2010. (Исследования по истории русской мысли. Т. 14).
2. Дурылин С.Н. Статьи и исследования 1900-1920 годов вступ. ст. и коммент. А.И. Резниченко, Т.Н. Резвых. СПб.: Владимир Даль, 2014.
3. Торопова В.Н. Сергей Дурылин: Самостояние. М: Мол. гвардия, 2014. (ЖЗЛ. Малая серия).
4. Телегина С.М. С. Н. Дурылин о религиозных истоках поэзии М. Ю. Лермонтова 2018. 2 (79).
5. 6. Телегина С.М. С.Н. Дурылин исследователь творчества М.Ю. Лермонтова 2014. 5.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *