Наш немой диалог ангел с неба читает,

Разное

Ennio Morricone – The Good, the Bad and the Ugly (From “The Good, the Bad and the Ugly”)
продолжительность = 0.42 мин.


Архивы ордена Грэгелин. XIX век. “Египетский джедд на Диком Западе”.

Ничего более невероятного за всю свою насыщенную событиями жизнь, головорез Билл Маккинси не встречал. Штука выглядела не только очень старой, но и сделанной будто не в этом мире. Полупрозрачный конус метровой длины покоился на дне массивного свинцового саркофага, и мерно светился ровным золотистым светом, так непохожим на свет обычных ламп накаливания мистера Эдисона, последние годы регулярно освещавшими ночные улицы Нового Орлеана наряду с “башнями лунного света”.
Один конец конуса опоясывали четыре, медных на вид, диска, одинакового размера, испещренные непонятными Биллу символами. Сверху, под откинутой крышкой, саркофаг закрывала блестящая металлическая сетка, между ячейками которой то и дело пробегали синие огоньки, похожие на разряды молний. И еще штука выглядела дорогой. Очень дорогой. Маккинси был готов поставить своего коня против охапки сена, что хозяин выложил за неё не менее десяти дысяч долларов. У него был нюх на большие деньги, и именно он привел Билла четыре года назад на службу к банкиру Аарону Левински.
Билл быстро и умело выполнял все деликатные поручения своего нанимателя, не задавая при этом лишних вопросов, за что и был особо выделяем банкиром из всей когорты нукеров. Но на сей раз чуткий нюх подвел Маккинси. Эта штука была не просто дорогой, она была бесценной

Джедд доставили в Новый Орлеан из подземелий Ватикана, соблюдая все возможные меры предосторожности. Совет Трех, наконец, решил, что держать все яйца в одной корзине не так безопасно, и поэтому часть бесценных артефактов исчезнувшей Эпохи отправлялась на новое место хранения в Новый Свет. Проделав долгий путь по Атлантике из Италии до Америки, джедд должен был дальше, железной дорогой попасть в Лос-Анджелес, чтобы осесть на западном побережье в специально подготовленном для него бункере. Но тайная перевозка артефакта из хранилища под ватиканским некрополем в порт Чивитавеккью, все же не осталась незамеченной для охотников Сопротивления. Поэтому в Америке драгоценную посылку с нетерпением ждали не только получатели груза, но и местный отряд Белых Волков, внимательно наблюдавший за внезапной активизацией ковена луизианских вампиров.

От созерцания загадочной штуковины Билла оторвало появления хозяина, возникшего, словно из ниоткуда, позади наемника. Бывшего бандита всегда поражала способность банкира незаметно подкрадываться к людям. Он тихо вздрогнул, когда скрипучий голос, внезапно раздавшийся из-за спины, произнес:
– Смотрю, тебя заинтриговал вид этого наследия предков, Билли!
Маккинси тут же повернулся и кивком приветствовал Аарону:
– Не то слово, сэр! Еще бы знать, что это такое
– Это величайший артефакт прошлого. Хранилище невероятной энергии. Источник могущества Богов и Титанов… Хотя, мой друг, тебе это вряд-ли понятно… Считай это просто очень важной для меня реликвией, которую нам необходимо через неделю доставить в Калифорнию. За этим, собственно, я тебя сюда и позвал.
– И как мы потащим эту, эээ реликвию? Она же походу весит тонну!
– На поезде, Билли, на поезде. Через четыре дня в Лос-Анджелес отходит экспресс, к которому я распорядился прицепить два вагона. Твои люди готовы совершить небольшой вояж?
– Конечно, босс! – осклабился Маккинси, – мои мексиканские головорезы пропивают жалованье в портовых кабаках. Хорошее дельце им не помешает, а то скоро им не только виски, но и текилы не на что будет купить.

Левински хищно прищурился, что могло сойти за его способ улыбаться:
– Ну так можешь их обрадовать. Как доберемся до Города Ангелов, все получат тройное жалованье. Только передай, чтобы во время поездки не заливали глаза алкоголем, я не хочу ставить нашу миссию под удар из-за кучки пьяных идиотов. Пусть лучше возьмут побольше патронов… В субботу, в четыре пополудни, все должны быть бодрячком на железнодорожном вокзале! Но смотри – не болтай языком о самом важном. Сообщи парням, что тащим мумию из Каира в местный музей, этого будет достаточно.
– Как скажете, босс!
– Да, и в пятницу, как стемнеет, жду тебя здесь с четырьмя парнями. Саркофаг повезут на станцию, и дополнительная охрана моим грузчикам не помешает. Всё, свободен!
Коротко кивнув, Маккинси покинул подвал дома мистера Левински. Задача предстояла ему не из легких за три дня извлечь из питейных заведений Нового Орлеана своих бойцов, дабы привести их в чувство перед предстоящим путешествием на запад.

Следующим вечером Белые волки собрались на втором этаже салуна мамаши Грэйс. Здесь, на окраине Беззаботного города, охотникам было легко затеряться среди различного сброда, который круглосуточно гремел стаканами и дымил дешевым табаком, обсуждая свои грошовые успехи и неудачи под развесёлую музыку креольского оркестра. Сюда опасался совать нос даже шериф со своими депьюти, предоставляя местному населению самому вершить правосудие, чем с удовольствием и пользовались завсегдатаи приснопамятного салуна.
Вожак белых, Старый Фред, хорошо приплачивал хозяйке, чтобы та не совала нос в их дела и регулярно снабжала информацией, стекавшейся к ней со всего города. Сейчас он нетерпеливо ходил из угла в угол большой полупустой комнаты, периодически поглядывая в окно. Большой Рик и Весельчак Барни, сидя за квадратным столом, без азарта играли в покер, периодически поглядывая на вожака.
Коновал Перри Гош тихонько дремал на соломенном матрасе у стены, а Шарль Ламбер, незатейливо прозванный товарищами Французом, хотя французами они были вместе с Перри, терзал струны старенького банджо, умело наигрывая Плезир Д’амур, крайне популярный на его исторической родине. Внезапно раздавшийся стук заставил Шарля прервать музицирование и вопросительно посмотреть на вожака. Тот успокаивающе кивнул, и, отодвинув жалобно скрипнувший засов, открыл дверь. В комнату ввалился изможденный индеец в поношенном пончо, внешне похожий на печальную птицу, что удачно соответствовало его имени Гээджи Кроу.

– Великий Маниту!.. Я со вчерашней ночи таскаюсь по кабакам за этим сыном койота,- с порога запричитал вошедший,- дайте мне стакан воды!
Фред сунул ему в руки флягу:
– Ну, и зачем Маккинси собирает своих головорезов?
Сделав три долгих глотка, индеец довольно кивнул:
– Ага, значит… В “Хромом борове” гуляла бОльшая часть его банды. Там я краем уха услышал, что Левински хочет везти в Лос-Анджелес не то какую-то мумию, не то мать её И хорьки Скользкого Билла вроде как должны сопровождать кровососа в этом увлекательном путешествии. У них назначен сбор на вокзале в субботу на четыре часа дня. А в шесть отходит экспресс, я спрашивал. Там даже пара вагонов лишних будет добавлена, специально для всей этой братии.

– Ну что же, – Старый довольно потер руки, – вот и хорошая возможность поближе с ними познакомиться. И мы знаем, что там за мумию они повезут!.. Шарль, брат твоей Мэри еще работает на станции?
– Вроде того. Старшим смотрителем был кажется.
– Надо бы наших Весельчака и Ворона пассажирами на этот поезд пристроить, он сможет помочь?
Француз в сомнении почесал затылок:
– С Барни проблем не будет, а вот Гээджи если только в прислугу
– Да, какая разница! Главное, чтобы оба поехали.
– Ладно, это я устрою.

– А с джеддом что делать будем? подал голос Рик.
– Я не знаю, что там с ним вампиры собрались делать, но нам от джедда толку никакого. Технологии эти давно утрачены, подключать его не к чему. Но и упырям оставлять его негоже. Поэтому грохнем мы его прямо на месте.
– Как грохнем?! – тасовавший все это время карты Барни чуть не выронил колоду,- ОН там весь состав разуплотнит! И окрестности…
– Вот за этим я вас туда и посылаю, вагоны отцепить, да особо ретивых охранников успокоить.
– Ну дела!.. А сами-то слинять успеем? Хотелось бы, у меня планы на рождество повидаться с мамой в Цинциннати.
– Успеем. Хватит протирать штаны, пошатайтесь по городу, может, что еще получится вызнать. А я загляну к одному инженеришке. Большой мастер по взрывчатке и всяким там часовым механизмам И Перри, лохмадей, хватит отлеживать бока! Уступи Ворону место, пусть парень отоспится как следует…

К пятнице узнать им удалось немного. По слухам, Маккинси собрал около двенадцати человек охраны, и как минимум трех из них должен был взять с собой в вагон к банкиру. Экспресс двигался без остановок до Хьюстона, где планировалась часовая стоянка для смены локомотива. На последнем собрании перед операцией, Фред долго изучал карту, потом ткнул пальцем куда-то в район Лафайетта.
– Мне это место знакомо. Там железная дорога огибает холмы, и машинисты всегда сбрасывают скорость на этом участке. Поскачем туда пораньше, чтоб разведать местность и к сумеркам быть во всеоружии.
– Клыки мы уже приготовили,- Рик показал вожаку несколько остро заточенных деревянных кольев, собранных в вязанку,- будет, чем угостить кровососа!
– Ну, я тоже без дела не сидел, – кивнул Фред в сторону объемной дорожной сумки. На ее боку красовались три Руны, означавшие “мощный прорыв энергии во имя высшей справедливости”.
Перри уважительно поцокал языком:
– Не хотел бы я оказаться рядом, когда эта бомба сработает!
– Как взведу таймер, времени у нас будет пять минут, так что постарайтесь не спать на ходу. Француз, что у нас с местами для ребят?
– Для Барни место уже зарезервировано, а Ворон будет разносить по вагонам еду с напитками. Один из стюардов “внезапно заболел”, пришлось срочно найти ему замену, – Шарль заговорщически подмигнул вожаку.
– Отлично. Тогда выдвигаемся завтра утром, и да помогут нам Боги!

Вид с холма был потрясающий. Закат озарял багряным светом стоящие в воде величественные кипарисы, которые, словно мифические великаны, охраняли покой близлежащих болот. Гош любил природу, и, когда выдавалась возможность, не отказывал себе в удовольствии насладиться удивительными красотами матушки Земли.
– Любуешься? подошедший к Перри Фред похлопал его по плечу. Тот не ответил, лишь только страдальчески вздохнул и вытащил карманные часы.
Старый глянул на время и произнес, – пойдем седлать коней, скоро наш выход. Не тоскуй, сделаем дело, и можно будет устроить небольшой пикник. Отпраздновать, так сказать, кончину еще одного кровососущего.
Коновал вымученно улыбнулся и пошагал следом за вожаком к бивуаку. На самом деле ему никогда не нравились поезда, и предстоящая охота вызывала в нем противоречивые чувства

Примерно в это же время Барни неторопливо вышел покурить на площадку между вагонами. Высоким котелком и моноклем в глазу он напоминал важного американского бизнесмена, едущего на запад расширять свой бизнес по продаже скота. Он холодно кивнул бандитского вида бородатому парню с испещренным оспинами лицом, что под мерный стук колес охранял вход в предпоследний вагон, и демонстративно отвернулся в сторону, с видимым наслаждением попыхивая ароматной кубинской сигарой. Через пару минут вслед за ним вышел индеец в белом костюме стюарда, держа в руке поднос с наполненными бокалами.
– Не желает ли сэр шампанского?
– Что у тебя там? Барни с недоверием посмотрел на поднос.
– “Вдова Клико”. У нас только лучшие французские марки, сэр!
– Ну давай, уговорил, – Барни брезгливо взял один из бокалов, незаметно при этом смещаясь в сторону так, чтобы охранник оказался в прямой видимости индейца.
Боец скользкого Билла, потерявший интерес к стандартному диалогу господина и прислуги расслабился, и поэтому не смог вовремя отреагировать на брошенный второй рукой Ворона метательный кинжал, поразивший его в шею. Выронив карабин, охранник медленно сполз по стенке вагона…
– Быстрее, холмы уже впереди, – Гээджи выкинул поднос, и первый полез через сцепку, – ты отцепи вагоны, а я посмотрю, кто нас ждет дальше.
Барни согласно кивнул, и, подождав пока индеец заберется на крышу, взялся за лом, чтобы через минуту последовать за Вороном. Добежавший за это время до конца вагона Гээджи, осторожно заглянул вниз и показал подбегающему Весельчаку два пальца.
– Беру дальнего, – прошептал он, и выхватил наваху.

Они прыгнули одновременно. Индеец с лета вонзил нож под лопатку своей жертве, а Барни, приземлившись прямо на голову второму охраннику, оглушил его и сразу вышвырнул с поезда.
Заблокировав обе двери, охотники снова залезли на крышу крайнего вагона, откуда и увидели скачущих во весь опор своих друзей. Последний охранник тоже заметил приближающуюся погоню, и даже успел вскинуть винтовку, но был сражен меткой пулей Рика. Догнав теряющие скорость вагоны, бросив поводья, Перри с Французом, Рик и Фред ловко перепрыгнули на площадку. При этом Фред успел выбить револьвер из руки очередного нукера, который, услышав стрельбу, высунулся посмотреть, в чем дело. Головорез вытаращил глаза, увидев двух незнакомцев вместо товарища по банде. Впрочем, удивлялся он недолго, получив револьверный залп в лицо…
Из вагона тотчас раздались выстрелы Маккинси быстро сообразил, что на поезд напали, и с двумя оставшимися бойцами занял оборону. Упав на пол, Фрэд уложил еще одного, но сам едва успел откатиться в сторону от града пуль, посыпавшихся в ответ.

– Плохо дело, у них там целый арсенал. Скоро выползет остальная охрана, и нам придется туго
– Дай-ка мне еще один револьвер, – послышалось сверху, – Попробую зайти с фланга.
Фред сунул протянувшему руку Барни запасной смит-вессон.
– Действуй, а мы отвлечем их.

Пока вожак с Риком попеременно постреливали в дверь, Весельчак добрался до крайнего окна с противоположной стороны и лег на крышу.
– Гээджии, держи меня за ноги, да покрепче!
– Тебя удержишь, как же,- индеец недовольно поморщился, но вцепился что есть мочи в его щиколотки.
Барни свесился в окно, благо оборонявшимся было не до любования проплывающими мимо пейзажами. Зато ему открылся прекрасный вид сбоку на притаившихся стрелков. Резким ударом рукояти Весельчак разбил стекло, и сразу открыл огонь из двух револьверов. Ему хватило трех с половиной секунд нафаршировать нукеров кровососа свинцом.
– Готово! – крикнул он, разряжая последние патроны в хаотично метавшегося банкира. Убить они его не могли, но затормозили изрядно. Словно обезумев, вампир кинулся к отрытому дверному проему, но напоролся в конце своего короткого марафона на острые охотничьи клыки.

Индеец помог Барни подняться вовремя, так как бандиты второго вагона, не сумев открыть дверь, начали палить по охотникам, высунувшись из окон.
Тем временем Фред подхватил у скакавшего следом за составом Шарля “динамитную” сумку и потащил ее к саркофагу. Он натужно поднял тяжелую крышку и водрузил взрывчатку прямо на закрывавшую джедд сетку, которая гневно заискрила в ответ, словно почувствовав близость своей кончины. Быстро активировав таймер, и дернув товарища за рукав, вожак кинулся вон с поезда.
Вагоны почти остановились, и перескочить на лошадь уже не составляло большого труда. Убедившись, что все охотники в седлах (индейцу, правда, пришлось примоститься за спиной Перри), Фред возглавил поспешное отступление, послав скакуна галопом в сторону холмов.
– Быстрее, братья! на ходу крикнул вожак, – нам бы вооон до того оврага добраться!
Вдогонку им раздавались беспорядочные выстрелы, но ни один из них, на удачу, не достиг цели.

Едва группа Белых Волков спешилась на дне ложбины, шарахнуло так, что весь отряд, включая копытных, повалился на землю. Фонтан ярчайшего пламени осветил ночное небо Луизианы, а взрывной волной повыбивало стекла во всех поселках в радиусе десяти миль. Через пару минут с трудом придя в себя и хватая ртами воздух, охотники разбрелись по округе, в поисках разбежавшихся лошадей. Вернувшись на следующий день в Новый Орлеан, парни с интересом узнавали свежие новости. Оказывается:
“… в транс-американском экспрессе загорелись ящики с динамитом, который известный банкир вез для строительных компаний Калифорнии. Успев отцепить вагоны от остального состава, он героически погиб, до конца пытаясь тушить дорогостоящее имущество со своими верными и не менее героическими помощниками…”
Фред изумленно покачивал головой, читая весь этот феерический бред в вечерней газете, и удивляясь фантазии репортеров. И тут вдруг подал голос, до того мирно дремавший, Перри Гош:
– Слушайте, а вообще мне понравилось. И я тут подумал, что грабить поезда банкиров, даже если они не вампиры, вроде классная идея! Что думаете, братья?..

1 thought on “Наш немой диалог ангел с неба читает,

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *